Дикун Андрей Васильевич (andrei_dikun) wrote,
Дикун Андрей Васильевич
andrei_dikun

Categories:

Депрессия и крыша едет... - пример психотерапевтической работы. Часть 1

Не так уж и давно закончил работать с человеком в психотерапевтическом ключе. Опишу (с разрешения клиента), что происходило на протяжении всех 10 консультаций/сессий. Цель моего текста — показать, какой материал для работы может всплывать, и с какими проблемами приходится сталкиваться. Т.е. пост носит образовательный характер - делюсь опытом, так сказать.

Сильно вдаваться в подробности не буду, опишу, скажем так, лишь динамику всей работы.
Расскажу для начала, с чем ко мне пришёл клиент. Человек наблюдается у психиатра. Мне жаловался на депрессию и навязчивые голоса, от которых едет крыша". Диагноз точный не помню. Сидит на соответствующих препаратах. Так как я не специалист по фарме, то не буду писать названия препаратов, чтоб не соврать ненароком.
Тут нужно сделать два отступления.

Призма диагноза (отступление №1). Я не смотрю на приходящих ко мне людей через призму диагноза. Обычно весь их “диагноз” виден или сразу, или проявляется во время работы довольно быстро: депрессивные начинают депрессировать, тревожные — тревожиться, параноики — параноить… Поэтому “официальный” диагноз малоинформативен ЛИЧНО ДЛЯ МЕНЯ, хотя бывают исключения.

Фарма и препараты (отступление №2). Я ЛИЧНО отношусь к фарме прохладно. Но не считаю себя специалистом по препаратам. Хочет человек её употреблять — пусть употребляет, не хочет — тоже его решение, за которое он сам и будет нести ответственность.

[Сессия № 1] (мне нравится термин “сессия”, хотя русскоязычные психологи и психотерапевты часто используют термин “консультация”). Спустя несколько минут сессии человек начал буквально засыпать. Разобрались с сонливостью. Дальше пошли всякие мутняки в голове”, вялости, состояния, когда “мозги подтупливают” и пр. Убрали всё это. Убиралось, в принципе, легко. Единственное, пришлось повозиться с одним состоянием. Опишу его.

Человеку во время сессии пришли ощущения, что как будто у него болит голова, хотя на самом деле “обычной” физической боли не было — такая, скажем так, фантомная боль. Я начал задавать по ней различные наводящие вопросы, но прояснить боль не удавалось — она лишь усиливалась. Потом удалось-таки подобрать к ней ключик.

Указанные ощущения возникли у человека, когда он начал ходить в школу, и родители заставляли сидеть за уроками; напрягаться ученику не хотелось и тогда он научился вызывать у себя головную боль — боль была достаточным для родителей аргументом “не учить уроки”.

После выхода на причину боли, она в течение нескольких секунд ушла. Клиент испытал значительное облегчение, прояснение и лёгкость в голове. На этом пожелал сессию закончить. Общее состояние на конец сессии установилось в целом субъективно хорошее.

[Сессия № 2]. В сессию человек пришёл мрачноватый и неразговорчивый. В общем-то это было ОДНО ИЗ состояний, в которое парень входил, когда у него обострялась депрессия. Убрали с ним эту мрачноватость.

Тут начали проявляться такие вещи, которые называют по-разному: роли, субличности, идентности… Мне нравятся термины “роль” и “личина”. Что это такое, если кратко? Это когда вы навязчиво, сами того не желая, отыгрываете некую цельную и очень характерную ролевую модель. Приведу примеры из этой сессии.

Роль отца. Он такой назидательный, строгий, у него жёсткий холодный голос, он поучает своих детей. Соответственно, поведение клиента во время сессии немного (нередко — еле заметно) меняется, меняются интонации голоса. Как будто человек, действительно, словно актёр, входит/вживается в некую роль.

Или вот роль болтуна. Он такой живчик, тараторит без умолку, не может остановиться, пытается меня заболтать.

Ролей у парня выползло штук 15. Довольно быстро разобрались с ними. На парочке был затык. Далее началось интересное.

Парень поменялся в лице, стал немного хихикать, поменялась поза на более скрюченную. Выяснилось, что у него такое состояние уже проявлялось. Постепенно начинала отъезжать крыша”. Он ходил к психотерапевту. На консультации последний раскачал (усилил) своему клиенту это состояние. Вскоре человек потерял адекватность, даже координация нарушилась: дома цеплялся за мебель, из рук всё валилось (разбивал чашки, тарелки).

Как я понял, психотерапевт не признал свою ошибку и парень прекратил с ним сотрудничество. Я решил не наступать на те же грабли. И предложил закончить сессию. Сделать небольшой перерыв в наших занятиях. Также сказал ему, что если вдруг начнёт накрывать крышесносом, то “звони мне — сядем и попробуем остановить”.

[Сессия № 3]. В эту сессию человек сел в более нейтральном состоянии. Работа шла плохо. Я немного расстроился, но потом заметил, что парень сильно зажат телесно — и решил поработать с этими самыми телесными зажимами. Стали их раскапывать. По словам клиента, работать с зажимами было тяжело, довольно болезненно (субъективная интенсивность ощущений: 5-7 по 10-бальной шкале). После того, как тело у клиента достаточно расслабилось, и он почувствовал даже лёгкую эйфорию, сессию решено было закончить.

[Сессия № 4]. Начали работать. Вижу, что парень не слышит моих вопросов или неправильно их воспринимает, делает что-то невпопад. Короче, впадает в неадекват. Я решил прекратить “классическую” сессию и вернуть его в реальность. Попросил настроить web-камеру и динамики, чтобы я мог видеть всю его комнату, а он мог слышать меня. А его самого попросил ходить по комнате и прикасаться к предметам в комнате, к стенам, к полу, без фанатизма, а когда я скажу, он будет возвращаться к ноутбуку и описывать, как меняются ощущения. Парня очень удивило это упражнение.

Объяснил ему, что т.к. он теряет адекватность, то нужно его как бы вернуть в физическую реальность ([*] см. примечание!). Спустя полчаса “щупанья всего подряд” клиент стал более адекватен, реакция повысилась. Другое дело! Можно продолжать работу. В основном шёл всякий мелкий мусор из подсознания: обрывки ощущений, зрительных образов, зевота и т.д.

[Сессия № 5]. Снова выползло состояние крышесноса. Стали разбираться — клиент понял, что составляющие этого состояние — различные голоса в голове. Я называю их “болталки” или “бубнилки”. Они, по моему опыту, в сессиях проявляются рано или поздно у всех.

У человека там начался целый зоопарк: один голос приказывал убить себя, другой отговаривал, третий пытался успокоить первых двух, четвёртый подшучивал над остальными, пятый ныл: “Когда же это всё кончится!?.”, — и т.д. Всех удалось угомонить. В голове наступила относительная тишина. Парень удивился, что с голосами, оказывается, легко разбираться, хотя он их всё время боялся (“кто это такие в моей голове говорят?!”).
После тишины в голове спрашиваю: “Закончим или хочешь поработать дальше?”. После победы над голосами клиент захотел продолжить сессию.

Дальше просто выползали на поверхность различные эмоции и чувства: злость на родителей, чувство безысходности, ненависть к людям и т.д. — в основном это были негативные ощущения, но было и одно позитивное.

Человек вспомнил, как в школе влюбился в девочку и какое это было классное чувство. Парень спрашивает: “Неужели и с ним тоже нужно расстаться? Не хочу!” И пока он говорил и удерживал вниманием чувство влюблённости, ощущение начало “стекать”, растворяться. Спрашиваю у него с улыбкой: “Не жалеешь?”. Отвечает: “Не вижу разницы: что было и что не было — одно и то же, будто это какой-то ненужный мусор. Странно...”

Далее у нас с ним произошёл полуфилософский разговор на эту тему, нужно ли избавляться от позитивных ощущений и не станет ли после этого человек бесчувственным чурбаном…

[Сессия № 6]. Спрашиваю: “Ну, как, крыша не едет?..” Смеётся: “Да, не, всё в порядке. Даже наоборот, соображать стал лучше”. Сели работать. Видно было, что клиент начал как бы подгружаться, трансоваться, т.е. уходить в изменённое состояние сознания. Прям практически сразу без моей помощи. Сидит, молчит…

Наводящими вопросами выяснили, что у него довольно странные ощущения и ему кажется, что “это какая-то шиза”. “Давай, — говорю, — рассказывай”. Удивлённым голосом: “Такое ощущение, будто я стою на коленях, руки связаны за спиной, и меня сейчас расстреляют, очень страшно”. И тут он буквально зарыдал такими, знаете, слезами облегчения и понимания.

В общем это довольно трудно объяснить — надо пережить самому. Скажу только, что в результате человеку стало понятно, что вот это ощущение “ожидания перед расстрелом”, — это одно из состояний, в которые он впадал во время депрессии, но не осознавал этого, а теперь как будто понял, что оно собой представляет, пережил его “в чистом виде” и испытал от этого облегчение.

Начал задавать вопросы: “Что это за эпизод? Со мной же этого никогда не происходило… Это вообще нормально?” Я успокоил его и сказал, что разные люди объясняют это по-разному: воспоминания о прошлых жизнях, метафоры, при помощи которых психика “разговаривает” с нами, образы из коллективного бессознательного и т.д. Клиент был немного в шоке и решил прекратить сессию, чтобы осмыслить полученный опыт.

Продолжение статьи тутhttp://andrei-dikun.livejournal.com/13400.html

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments